Risk Factor for Suicidal Behavior of Students with Internet Addiction During the COVID-19 Pandemic

  • Authors: Popova E.V.1, Tsouverkalov A.E.1
  • Affiliations:
    1. Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko
  • Issue: Vol 12 (2023): МАТЕРИАЛЫ VI ВСЕРОССИЙСКОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ «БЕРЕЧЬ И РАЗВИВАТЬ БЛАГОРОДНЫЕ ТРАДИЦИИ МЕДИЦИНЫ»: ВЕРНОСТЬ ПРОФЕССИИ В ИСТОРИИ МОЕЙ СТРАНЫ
  • Pages: 381-385
  • Section: HEALTHCARE ALL OVER THE WORLD
  • URL: https://www.new.vestnik-surgery.com/index.php/2415-7805/article/view/9069

Cite item

Abstract

Internet addiction is recognized as one of the most common types of non-chemical addictive disorders and has significant negative social, medical and economic consequences. In the context of a pandemic and self-isolation, the introduction of distance learning into the widespread practice of schools, lyceums and colleges contributes to a long stay of young people in the virtual space of the Internet.

  The purpose of the study was to study family factors that cause the risk of developing suicidal behavior in adolescents with Internet addiction.

Materials and Methods: 100 students aged 18 to 21 years old, studying at N.N. Burdenko Voronezh State University and not having psychological disorders, were chosen as the object for the study. An anonymous survey method in a social network was used to compile the data obtained.

Results: the study showed that the presence of Internet addiction is associated with the type of gaming activity, the duration of the gaming experience and the stage of dependence on role-playing computer games, virtual communication in social networks. The presence of unfavorable micro-social factors increases the risk of suicidal behavior.

Conclusion: family factors have a significant impact on the formation of Internet-dependent behavior in adolescents, which is expressed during the pandemic, which creates the need for a set of preventive measures aimed at reducing the risk of suicidal behavior.

Full Text

В последнее десятилетие внимание психологов и психотерапевтов многих стран мира завоевала проблема самоубийств и суицидального поведения. Такое поведение наблюдается у людей разного возраста, пола, рода деятельности. Большая часть самоубийств происходит в результате чрезмерного использования интернета.

Интерне́т-аддикция (англ. addiction — зависимость) определяется как пристрастие к интернету, вызванное невротической потребностью избегать негативные чувства по отношению к вызывающим их психотравмирующим социальным ситуациям.

Аддиктивное поведение – форма деструктивного поведения, выражающаяся желанием человека уйти от реальности, изменяя своё психоэмоциональное состояния посредством при`ма некоторых веществ или фиксации внимания на определ`нных предметах или видах деятельности, что сопровождается развитием интенсивных эмоций. Доктором М. Орзаком (Maressa Orzack) были выделены определ`нные симптомы, характерные для интернет-зависимости.

Физиологические симптомы: боли в пояснице вследствие гиподинамии, сухость глаз, головные боли, неправильный рацион питания, расстройства сна и последующее изменение режима сна.

Психологические симптомы: эйфория за компьютером, увеличение количества времени, проводимого за компьютером, самоизоляция и последующее ощущение пустоты, депрессия, проблемы с работой или учёбой [1]. 

Американский психолог Кимберли Янг (Kimberly Sue Young) выделила несколько типов интернет-зависимости: навязчивый веб-сёрфинг – поиск информации и тяга к постоянному поиску информации в сети без конечной цели; киберсексуальная зависимость – навязчивое влечение к посещению порносайтов; киберкоммуникативная зависимость - чрезмерное использование социальных сетей, которое часто приводит к снижению количества реальных друзей; постоянная финансовая потребность – игра по сети в азартные игры, ненужные покупки в интернет-магазинах или постоянные участия в интернет-аукционах; игровая зависимость – навязчивое увлечение компьютерными играми по сети [2].

Пандемия COVID-19 во многом повлияла на повседневную жизнь. С переходом на дистанционное обучение студенты стали проводить больше времени онлайн, чем когда-либо. Статистика, составленная из ответов студентов, проходивших он-лайн анкетирование, показывает следующие результаты: 72,9% опрошенных утверждают, что были готовы к дистанционной форме обучения, 16,5% не были готовы к такому повороту событий и 10,5% затрудняются ответить на этот вопрос [3]. Для некоторых возросшее использование Интернета привело к зависимости и негативным последствиям для их психического здоровья. Пандемия вынудила вернуться часть учащихся в родные города. Многие люди остались без работы и дохода. COVID-19 повлиял на увеличение неравенства благосостояния, которое проявилось в неравенстве по доступности тех или иных средств обучения. Были прекращены все очные занятия, на время закрыты различные секции.  Все это повлияло на психику студентов, что говорит о недостаточности психологической помощи [4].

При этом с нарушениями ментального здоровья справляются по-разному. Согласно исследованиям, проведенным компанией AIBY среди 1700 студентов из 85 регионов России, большая часть (53%) молчат о проблемах, а каждый пятый (20%) делится ими с друзьями. Каждый десятый студент готов рассказать о проблемах с эмоциональным фоном родителям (9%) и только (6%) работают над волнующими их вопросами с психологом [2].

К СЕМЕЙНЫМ ФАКТОРАМ РИСКА СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ОТНОСЯТСЯ:

- Травма и жестокое обращение (trauma and abuse) обостряют психоэмоциональное состояние студента, что может спровоцировать депрессию и суицидальное поведение. Стресс-факторы, ведущие к самоубийству, могут быть вызваны по различным причинам: конфликты с правосудием, финансовые трудности, проблемы, связанными с учёбой или работой, а также буллинг. В большей степени склонны к самоубийству молодые люди, в детстве подвергнувшиеся физическому и моральному насилию, дурному обращению. Стресс - фактором может являться развод, смерть близкого человека, нахождение в детском доме. Неблагоприятные факторы в совокупности увеличивают риск психического расстройства и суицида.

- Социальная изоляция (social isolation). Студенты, которые проводят чрезмерное количество времени онлайн, могут иметь меньше возможностей для социального взаимодействия, что приводит к чувству одиночества и изолированности. Это может быть особенно проблематично во время пандемии, когда учащиеся не могут посещать школу или общаться с друзьями. Без адекватной социальной поддержки учащиеся могут чувствовать себя безнадёжными и неспособными справиться со своими проблемами, что может увеличить риск суицидального поведения.

- Суицидальное поведение – как реакция на личный психологический стресс в социальном контексте (suicidal behavior), которая характеризуется отсутствием источников поддержки, что может служить отражением неблагополучия и отсутствия социальной сплочённости в более широком плане. Социальная сплочённость связывает людей на различных уровнях общества – индивидов, семьи, школы, соседей, местные сообщества, культурные группы и общество в целом, наделяя ощущением безопасности.
- Недостаток физической активности. Студенты, которые проводят долгие часы онлайн, ведут малоподвижный образ жизни, что может способствовать возникновению проблем со здоровьем, таких как ожирение, сердечно-сосудистые заболевания, диабет, безразличие к окружающим и собственной жизни. Эти проблемы с физическим здоровьем, в свою очередь, могут способствовать возникновению проблем с психическим здоровьем, таких как депрессия и тревога, которые являются факторами риска суицидального поведения.
- Киберзапугивание (cyberbullying). Учащиеся, зависимые от интернета, могут с большей вероятностью подвергаться киберзапугиванию, которое может оказать значительное влияние на психическое здоровье. Киберзапугивание ассоциируется с депрессией, тревогой и суицидальными мыслями, особенно среди подростков. Школы и родители должны принять меры по предотвращению киберзапугивания и оказать поддержку учащимся, которые с ним столкнулись.  В семьях, в которых человек подвержен приведёнными выше факторам риска суицидального поведения, нередко возникает желание найти запрещённую информацию о самоповреждениях в социальных сетях и на различных сайтах интернета.

Если подростки часто узнают о способах самоповреждения из социальных сетей, не будет ли правильным запрещать группы, где обсуждается подобная тематика? Отслеживать и закрывать такие группы технически сложно, а подростки в любом случае найдут способы обсуждать то, что им хочется. Главная проблема самоповреждения состоит в том, что подростки не доверяют свои проблемы взрослым и не обращаются к специалистам, которые могли бы действительно помочь. Попытки запретов могут подорвать и без того невысокий уровень доверия ко взрослым. Альтернативой запрету может быть стратегия, направленная на повышение уровня доверия подростков к профессиональной помощи, которую оказывают психологи, психиатры и другие специалисты, работающие с детьми.

Нами было проведено небольшое исследование среди 100 студентов в возрасте от 18 до 21 года, обучающихся в Воронежском государственном университете имени Н.Н. Бурденко и не имеющих психологических расстройств. Был использован анонимный метод опроса в социальной сети для составления полученных данных. Проведя анализ имеющихся данных, было выявлено, что большая часть обучающихся ВГМУ им. Н.Н. Бурденко не входят в группу риска студентов с интернет-аддикцией.

Одним из важных вопросов психических расстройств у подростков может быть осознанный и неосознанный поступок самоповреждения. Что называют самоповреждением?

Самоповреждение - это поведение, при котором человек намеренно причиняет вред самому себе. Оно может принимать различные формы, включая порезы, ожоги, удары по себе и даже выдергивание волос. Хотя самоповреждения могут принести временное облегчение, они также могут привести к серьезному физическому и эмоциональному ущербу, ведь такие действия часто являются механизмом преодоления для людей, борющихся с трудными эмоциями или травмирующими переживаниями. Такие действия могут служить способом обретения чувства контроля или снятия напряжение, но это также может быть признаком основных проблем с психическим здоровьем, таких как депрессия, тревога или пограничное расстройство личности. Одна из самых больших проблем заключается в том, что нанесение себе вреда может вызвать привыкание. Когда человек причиняет себе вред, его мозг выделяет эндорфины, которые являются естественными обезболивающими, способными вызвать чувство удовольствия или облегчения. Со временем человек может стать зависимым от этого высвобождения и совершать все более опасные поступки.     

Существует множество доступных ресурсов, включая терапию, медикаментозное лечение и группы поддержки. Важно устранить глубинные проблемы, которые способствуют самоповреждению, и разработать более здоровые механизмы преодоления. Также важно предпринять шаги для снижения риска причинения вреда. Это может включать в себя удаление любых предметов, которые могут быть использованы для членовредительства, таких как бритвы или ножи. Таким образом, самоповреждение - это серьёзное поведение, которое может привести к физическому и эмоциональному ущербу. Часто это признак глубинных проблем с психическим здоровьем, и важно обратиться за помощью в решении этих проблем и разработке более здоровых механизмов преодоления.

При этом важно отметить, что люди, совершающие такие действия, зачастую вовсе не планируют самоубийство и вообще не хотят нанести себе вред. В общепринятом в мире Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5) [5]. (англ. Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders, fifth edition) такое поведение обозначается особым термином – NSSI (или Nonsuicidal Self-Injury), что можно перевести как самоповреждение без суицидальных намерений. На сегодняшний день актуальным остается вопрос доступности психологической помощи для молодежи, а также приемлемости и качества оказываемых услуг. Важным барьером к обращению за помощью является негативный предшествующий опыт. Он может быть преодолен не только за счёё повышения качества самой помощи, но и путем формулирования ясных стандартов ее оказания. Ещё один значимый барьер обращения за психологической помощью – это страх стигматизации (ярлык, клеймо)- навешивание социальных ярлыков.  Сегодня от родителей требуются значительные эмоциональные усилия, терпение, признание ценности внутреннего мира ребенка, умение преодолевать противоречия без конфликтов, а также постоянное обновление своих представлений об окружающем мире.

×

About the authors

Elizaveta Vladimirovna Popova

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko

Email: fereorliza345@yandex.ru
ORCID iD: 0009-0003-5551-5511

1-st year student of the department of Pharmacology

Russian Federation, 394036, 10, Studentcheskaya street, Voronezh, Russia

Andrei Evguenievitch Tsouverkalov

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko

Author for correspondence.
Email: andrei.tsouverkalov@hotmail.com
ORCID iD: 0000-0001-6408-2592
SPIN-code: 6216-5038

Senior Lecturer, Department of Foreign Languages

Russian Federation, 394036, 10, Studencheskaya street, Voronezh, Russia

References

  1. Тест на интернет-зависимость Кимберли Янг. URL: https://sites.google.com/site/test300m/tiz (дата обращения: 4.01.2023).
  2. Абрамова, С.С. Интернет-аддикция как психолого-педагогическая и культурологическая проблема. URL: https://core.ac.uk/download/pdf/290235859.pdf (дата обращения: 4.01.2023).
  3. Айтоян Л.Л., Цуверкалов А.Е., Зубенко И.В. «Формирование будущего врача. Обзор дистанционного обучения ». Молодёжный инновационный вестник. Научно-практический журнал Материалы IV Всероссийской студенческой научной конференции с международным участием «Беречь и развивать благородные традиции медицины»: верность профессии в истории моей страны
  4. Том X, приложение 2. 2021. "НАУЧНАЯ КНИГА" Воронеж С. 75-76.
  5. Хасанова, Г.А. Центр медиакоммуникаций КФУ "COVID-19 способствовал повышению стресса у студентов”. URL: https://media.kpfu.ru/news/uchenye-covid-19-sposobstvoval-povysheniyu-stressa-u-studentov (дата обращения: 4.01.2023).
  6. Дубровский, Р.Г. Профилактика суицидального поведения среди несовершеннолетних. URL: https://profcenter.spb.ru/wp-content/uploads/2022/10/Profil-Suicid.pdf (дата обращения: 4.01.2023).

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies